Home > ЛУЧШИЕ ИЗ ЛУЧШИХ > Программа RTCC

Программа RTCC

27.07.2011 No Comments

Всю программу RTCC на этом этапе сократили до одного дня (не буду полемизировать о причинах). Тренировки, квалификация, техосмотр, медкомиссия — все в один день, боксы разложить тоже надо было успеть перед гонкой.

Сначала я думала, что такое нереально, и это все чья-то шутка. Но, прибыв в ночь с субботы на воскресенье в СК „Лужники», промокнувшие, замерзшие ребята раскладывали шатры. Уже стояли технички. Тогда стало окончательно ясно, что все всерьез. Все чаще мелькала дождевая резина в руках механиков, никаких сомнений — солнца не будет. Вымокшие насквозь кеды поставили последнюю точку.

Врача вызывали?

Рано утром все шло наперекосяк, расписание занялось плаванием (благо воды было много), но потихоньку прояснялось, что выжить должны все. Комиссары техкомиссии заходили в боксы сами, без очередей, как ранее. „На что жалуетесь больной?» и ставили свою галочку. Медкомиссия должна была быть в 7 утра, она уплыла чуть дальше, но все же пилоты ее прошли.

Меня искренне порадовал брифингдля пилотов. Во-первых, глядя на Владимира Череваня и слушая его едкие шутки, у меня поднималось настроение, во-вторых, судьям надо отдать должное, помимо внушений некоторым пилотам, у них хватало мужества юморить, а это в такую погоду было как минимум подвигом!

Халява почти не прошла

На четвертом этапе, проходившем в Казани, я сетовала, что не видела зрителей. На этот раз вход для зрителей был бесплатным. Но люди решили, что здоровье им важнее, никто не хотел мокнуть. Поэтому вновь за гонками по большому счету кто следил? Правильно, механики! Половина из них засыпала, половина готовилась к худшему, потому что

трасса оснащена не гравийными насыпями на обочине, а бетонными блоками. Опять же СМИ были, которые то и дело пытались найти что-то интересное в боксах команд (помимо крыши), чтобы не выходить оттуда. Да что там, даже полуодетые девушки, которые должны были украшать фотографии с гонщиками, тоже сидели в палатке. Выбегали группками, чтобы только вручить награды, и обратно — греться.

Но постепенно я стала замечать, как резвятся дети под зонтиками, как молодые парочки стоят в обнимку на трибунах… И все ради того, чтобы посмотреть на гонки. Это здорово!

Бетонные отбойники

Как только вышла к трассе, меня охватил ужас (нет, не потому что колотило от холода). Длина трассы — 2070 метров, двенадцать поворотов и замечательные доброжелательный отбойники.

Гонки могут проводиться на подобных трассах только с соблюдением всевозможных требований безопасности. У нас не было соблюдено ни одно, как мне кажется».

Василий Кричевский: „Конфигурация I трассы в „Лужниках» мне всегда 1 нравилась. Правда, в этот раз ее сильно сузили и скорость стала совсем небольшой. Обгонять стало немного сложнее. Атак, обычная городская трасса — опасная и беспощадная (смеется)…»

Илья Рыжанушкин: „Трасса характером очень похожа на мою первую бывшую жену — ошибок не прощает. Очень понравилось то, что на трассе, кроме бетонных блоков, об один из которых я, кстати, разок приложился, существовали зоны безопасного вылета. Всегда была альтернатива — врезаться в блок или вылететь в зону безопасности…»

Михаил Грачев: „Я на этой трассе впервые. Если не ошибаюсь, в „Лужниках» она примерно одинаковая уже 50 лет. Вообще, здесь достаточно технично, есть связки медленных поворотов, есть скоростные дуги (прямыми это сложно назвать). Плюс это городская трасса, ехать нужно в сантиметрах от бетонных блоков, что добавляет сложности,

не оставляя право на ошибку, даже малейшую. В сухую и солнечную погоду я бы, наверное, получил больше удовольствия от пилотирования. А так была постоянная напряженная борьба: с погодой, с собой и с соперниками…» Як Олег Квитка: „Часть асфальта была новой, часть — вместо асфальта i камень, как плитка. В дождь по ней ехать как по пластмассе. Оставшаяся часть была расчерчена под парковочные места. Трасса узенькая, на выходе на скоростную прямую — свеженький кусок асфальта, как будто пролили масло и сверху водичкой сдобрили, чтобы пожиже было».

Сергей Коронатов: „Трасса — улет! Хоть я и выступал в Лужниках в 2008 году, но это были не те „Лужники»! Эта трасса, во-первых, немного другая, уже выход за бассейном, чуть другой выход на дугу старт-финиш, блоков стало больше. Ну и конечно, дождь… Нет, не так — ДОЖДЬ!»

Перед первой гонкой на трассу высыпали механики, стойко переносящие все пакости погоды. Конечно, автомобили ломались, пилоты врезались, зрители не охали только по причине своего отсутствия (в мировом масштабе, считай, что их и вовсе не было). По подсчетам, неудачи раздались 15 пилотам, в числе которых Михаил Ухов, Михаил Грачев, Александр Фролов и многие другие. Во время перерывов между заездами можно было наблюдать, как Владислав Кубасов раздавал зрителям желтые флажочки с названием его команды, множество трудяг-механиков занимались автомобилями, а вылетевшие по каким-либо причинам пилоты весело шутили над теми, кто еще едет в гонке. В общем, все выживали, как могли!

Евгений Мейтес: „Организаторы справлялись с погодой ужасно. Мы грелись в техничке (улыбается), слава богу, у нас есть дополнительный отопитель, ну и, конечно, от сильного промокания спасал наш шатер…»

Михаил Грачев: „С утра было немного холодно. Самое главное — сильно не промокнуть, ожидая заездов, а в самой машине в ходе гонки порой становилось даже жарко…»

Владислав Кубасов: „В этом году на 1 Гран-при Москвы погода сильно подве-I ла. Весь день лил дождь. Естественно, мы все промокли, но разве был выбор? Команда исправно делала свою работу. Для меня, как для пилота, самая большая проблема из-за погодных условий состояла в том, что от впереди идущих соперников летела огромная пелена водной пыли. Ничего не видно, да еще и стекла потели, я смотрел на трассу буквально через щелочку!»

Кстати, про потевшие стекла. Еще ночью Егор Назаренко, один из организаторов, сказал, что стекла будут потеть. Эта проблема была не только у Владислава Кубасова. Например, в один момент Илья Рыжанушкин съехал на пит-стоп, к нему в ужасе подбежали его механики, пытаясь понять причину остановки. И не с первой попытки поняли, что Илья просил протереть стекла!

Лев Юдицкий ходил в полу-валенках и демонстрировал оранжевые шнурки, не жалуясь на плохое настроение. А Сергей Коронатов, стоя среди механиков во второй гонке, искренне подтрунивал над своими коллегами на трассе, представляя в лицах, как они сейчас себя ведут за рулем. Трудно даже сказать, что было интересней — то, что происходило на трассе, или же то, что у механиков.

Илья Рыжанушкин: „Человек победить мать-природу, мать жены и, мать его, ливень на три дня подряд. Поэтому справляться с погодой не стали, а просто стойко переносили это испытание. И, несмотря на то, что к вечеру воскресенья движения механиков поразительно точно копировали аналогичные маневры зомби из „Обителя Зла», никто не заболел. Помогли дизельная топливная пушка и шатер (спасибо Егору и Сергею Крылову!), да девушки гридгерл, зашедшие в шатер. А Олег Леонов по-доброму поил тех, кто не за рулем, коньяком исключительно в противовирусных целях, за что ему большое человеческое…

Чем мне запомнилась сама гонка? Во-первых, если перестает идти дождь, то это сигнал к тому, что во время гонки, при первых же секундах, он возобновится с двойной силой. Safety саг как никогда выглядела на трассе зачаровывающе. Соперничающие автомобили глотали водную пыль, летевшую из-под колес впередиидущих, но, несмотря на узость трассы, все равно наступали друг другу на пятки и умудрялись обгонять.

Евгений Мейтес: „Нас подвел двигатель. Сейчас разбираемся в причинах. Поскольку опыта эксплуатации Renault Logan в кольцевых гонках в России нет, то приходится сталкиваться с различными мелкими и не очень неисправностями, которые не дают реализовать весь потенциал (как автомобиля, так и пилота)». Сергей Коронатов: „Ехал свою гонку, видел нагоняющих сзади. Хотел сделать доброе дело — пропустить пораньше, не дожидаясь прямика, расширился в повороте и на выходе получил в бок. Въехал в бордюр, завернул подвеску… Все, привет! Чемпионат начался заново…»

Михаил Грачев: „В гонке произошло неприятное для меня стечение обстоятельств (смеется)… Уже с первых тренировок старался не отставать, в первую

Иван Самарин: „Я ждал гонку в „Лужниках» довольно долго не смотря на весь ужас трассы даже в отличный солнечный день, это событие, которое должно привлекать большое внимание общественности. К сожалению, был дождь, и зрителей почти не было вовсе, организация также хромала. Вспоминается только полный кавардак с питлей-ном, когда зрители и пресса стояли на фастлайне во время гонки!»

очередь, от своих напарников. И мнеэто более-менее удавалась. Еще один фактор: наши машины, в отличие от соперников, небыли настроены на такой сильный дождь, при котором проходила гонка. На подсыхающем асфальте мы были быстрее, что наглядно показал Сотников, уверенно выиграв вторую гонку. Однако при сильном дожде нам не хватало сцепления с трассой… В общем, все это плюс моя ошибка на торможении привели к вылету с трассы. Машина буквально всплыла над асфальтом, и я уже практически ей не управлял. В „Лужниках» далеко неулетишь, машина была серьезно разбита о бетонные блоки. Скорость на момент удара была около 80 км/ч. Серьезно пострадала передняя часть автомобиля, так что о продолжении гонки пришлось забыть».

Олег Квитка: „Погода, конечно, серьезно все подпортила. За счет бетонных блоков никто не хотел сталкиваться, можно было ехать быстрее, и все это понимали. Что мне больше всего не понравилось — не было возможности обгона без контакта, чтобы было красиво. Атак, кто первый — тот и заводил, а остальные по веревочке плелись сзади. Как мы проехали квалификацию в нашем классе, так и финиш гонки был почти тот же, за исключением тех пилотов, которые по тем или иным причинам выбыли из игры. Я один раз включил 4-ю передачу для проформы, чтобы проверить, есть ли она (смеется). Это уже не автогонки, это лабиринт и брожение по нему в узком проходе. Не знаю, как еще назвать (смеется)».

Василий Кричевский: „Квалификация прошла не вполне удачно из-за I отсутствия опыта езды на Honda по дождю и проблем с запотеванием стекла. В начале первой гонки Владимир Черевань

из-за своей ошибки подарил мне отрыв от себя в 5 секунд. Я уже радовался второму месту, но из-за моих проблем с мощностью двигателя, Владимир догнал и обогнал меня вместе с пилотами, обгонявшими на круг. Во второй гонке я опять стартовал за орловским гонщиком, но в первом повороте он опять ошибся и на этот раз второе место я уже не отдал. Гонка была довольно сложной, потому что впереди ехал Олег Квитка, и периодически упираясь в него, приходилось отбиваться от атак Череваня. На финише нас разделило менее одной секунды».

Владислав Кубасов: „Скажу честно, J с настройками автомобиля мы I ошиблись. Сказался недостаток опыта в понимании дождевых настроек „Жигулей». Когда я проехал тренировки, сразу понял, что на результат в этот раз мы не едем. С текущими настройками это было практически невозможно. Я принял решение просто ехать, поставив цель — довести обе гонки до финиша и заработать очки в зачет чемпионата. Что я и выполнил: на этапе завоевал 4-е место. Были некоторые проблемы с заливом воздушного фильтра, но с этим мы справились».

Похожие статьи